Как брюховецкие предприниматели выживают в условиях коронавируса

Пандемия охватила всех. Больно ударила по малому бизнесу. Как справляются с нынешними условиями брюховецкие предприниматели? Об этом, в преддверии Дня российского предпринимательства, который отмечается сегодня, их спросила наш корреспондент

Ирина Дудко, сфера общественного питания:

— Общественное питание переживает не самые лучшие времена. Сложная ситуация сложилась у нас в конце марта. На 28 число в нашем кафе «Паук» были запланированы свадьбы, банкеты по случаю юбилеев. У нас не один банкетный зал. Все пришлось отменить.

Работаем ли мы? Ох, вопрос очень трудный. В какой-то степени, если так можно сказать. Но это нельзя назвать работой. Как и было рекомендовано, работаем на вынос. К нам обращаются с заявками. Мы готовим и выдаем блюда со своей посудой или разовой.

Если случается у людей поминальный обед, то выезжаем на дом с соблюдением всех эпидемиологических требований, правил и норм: перчатки одноразовые, маски, которые меняем через два часа. Ведь я, как руководитель, несу ответственность за всех: и за свой коллектив, и за тех, кто нам доверяет свое здоровье – клиентов. Свою репутацию не хочется терять.

Наше кафе открылось ровно 15 лет назад. Первого мая у нас был несостоявшийся юбилей. Некоторые сотрудники трудятся в нашем заведении с самого первого дня открытия. Бригадир поваров Татьяна Ивановна Топольская всю жизнь отдала общественному питанию. У нас нет текучести кадров, весь персонал оформлен в соответствии с требованиями трудового законодательства. Вот поэтому и в создавшейся ситуации мы не хотим терять свой авторитет, который заработали у брюховчан.

Чем сейчас еще занимаемся помимо готовки блюд на выносную торговлю? Своими силами сделали косметический ремонт в банкетных залах, промаркировали посуду, мебель. Сейчас наводим порядок на улице. Сотрудники не чураются никакой работы, лишь бы ее не лишиться. А я, как руководитель, стараюсь обеспечить ею коллектив, ведь за спиной каждого стоит семья. Людям надо заработать.

Роман Горовых, руководитель магазина-склада продуктов:

— Предпринимательской деятельностью я занимаюсь ровно 16 лет. В малый бизнес пришел совершенно осознанно. Организовывал свое дело самостоятельно, хотя, конечно, было нелегко. Были большие трудности. Но с ними справился, уже и дела пошли потихоньку. И вот трудности вновь пришли, когда начался карантин по всей России. А это примерно где-то числа с 25 марта.

Мы работаем и с юридическими, и с физическими лицами. Коллектив небольшой – всего четыре человека. Все работоспособные, добросовестные, хорошо знакомы с потребителями. Их поток, конечно же, за эти два месяца сократился. Физлиц у нас уменьшилось примерно на 15-20%. А все это наша прибыль, которую мы теряем. Люди приезжали, приходили к нам за продуктами питания, ассортимент которых у нас довольно-таки широкий. А теперь мы не можем себе позволить торговлю с физлицами. Зачем подставлять себя и народ? В любой момент может нагрянуть Роспотребнадзор, а нам это совершенно не нужно. Подпортить себе репутацию как-то не хочется. А нас в районе хорошо знают: к нам постоянно обращаются юридические лица с заявками на поставку продуктов питания, своим транспортом мы доставляем, дорожим своим предприятием.

Анатолий Яценко, индивидуальный предприниматель:

— Более 46 лет я занимаюсь фотоделом. Это не хобби. Это моя работа. Но она прекратилась у меня в середине марта, когда начала наступать эпидемия, которая, как известно, несет угрожающий характер.

Я делал съемки свадеб, торжеств, юбилейных мероприятий. Фотографировал и детей, и взрослых. В Брюховецком районе живу всю жизнь, людей хорошо знаю. Приглашали меня делать фотографии, и я к этому отношусь добросовестно, как говорится, отдаюсь всецело. В отпуск никогда не ходил, все старался заработать. Жизнь заставляла, да и дело свое люблю. Кроме мизерной пенсии, других источников существования нет, поэтому и работаю. Но уже два месяца сижу без работы, деятельность свою свернул.

За два месяца ко мне обратились три человека, чтобы их сфотографировать. Не соглашался. Ведь штрафные санкции огромные. Но все же в обход сложившихся обстоятельств, сделал фото. И на этом все. Не хочу рисковать. Зачем оно мне надо, хотя люди «бомбят» телефон, на звонки я не отвечаю. Живу надеждами на то, что получу разрешение, как и мои коллеги, на продолжение трудовой деятельности.

Алексей Лычкин, представитель малого бизнеса в сфере производства мяса-птицы:

— Малый и средний бизнес переживает сложные времена. Поскольку мы попадаем под предприятия с непрерывным циклом, то у нас щадящая ситуация.

Мы выращиваем птицу, перерабатываем ее и реализовываем. Объемы большие, циклы налаженные. Как это сохранить в нынешнее сложное время? Ведь покупательская способность снизилась в разы. Самоизоляция загнала всех по домам. Люди осторожно посещают торговые предприятия. С одной стороны – это правильно. С другой – страдает малый и средний бизнес. Остановить производство продукции мы не можем. А реализация упала.

У нас открыты торговые точки в Краснодаре. Но, во-первых, границы в краевой центр закрыты, а во-вторых, мы лишились рынков, которые перестали функционировать в течение длительного времени. А время, как известно, для бизнеса — это прибыль. Пришлось и цены снижать, что также влечет нежелательные последствия. Продолжаем ли мы выращивать и перерабатывать птицу? Обязательно. Предвижу другой вопрос: куда ее деваем? Забиваем холодильные камеры. Мы должны кормить народ. Скоро откроется транспортное сообщение внутри муниципалитета, у нас работают торговые предприятия, в которые мы поставляем нашу продукцию. Люди интересуются ею, спрашивают, будут ли продажи. Конечно, мы продолжим производить продукцию.

Надежда Гудим, индивидуальный предприниматель, ст. Переясловская:

— У нас семейный бизнес, который наполовину сейчас не функционирует. И стоит в буквальном смысле этого слова. Банкетный зал, услугами которого пользовались жители не только Переясловской, но и других населенных пунктов, не работает уже два месяца. Банкеты мы не проводим. Об этом даже и речи идти не может. Ни о каком развитии или улучшении мы нынче и не мечтаем. У нас были заказаны свадьбы на май, июнь, теперь все давно отменили. Все издержки оптимизированы.

Стоит и современная гостиница на 24 места. Был ли на нее спрос раньше? Конечно. Через Переясловскую проходит федеральная трасса, у нас проезжих много останавливалось во все времена года.

Но как-то же мы выживем, спросите вы? Да, карабкаемся. В нашем семейном бизнесе есть еще грузоперевозки. Ими занимается мой супруг Александр Николаевич. Транспорт полностью лежит на нем. Дочь Елизавета выполняет все юридические услуги, сейчас она работает с документами. А вообще у нее есть ГАЗЕЛЬ, она также нам помогает в развитии бизнеса. Но сейчас услугами перевозок мало кто пользуется.

Дмитрий Абыякин, ритуальная кампания в станице Брюховецкой:

— Пандемия ударила сильно по малому бизнесу. Ритуальными услугами занимаемся много лет. У нас есть определенные наработки. Но сейчас бизнес практически стоит. Памятники мы не делаем. Заказов нет, люди к нам не обращаются, самоизоляция не позволяет. Кто рискнет сейчас приходить? Конечно, не каждый отважится. А дистанционно — это тоже не заказ, человеку надо обсудить все вопросы, ведь выполнить памятник — это не на один год. Получается замкнутый круг.

В цехе изготовления памятников трудится десять человек, но и они практически сидят без работы. Открыт у нас только ритуальный магазин. При этом затраты увеличились: пришлось приобретать средства защиты — маски, очки, перчатки, дополнительно закупать антисептик. Иначе нельзя. От печальных событий не уйдешь, народ заказывает ритуальную атрибутику, мы всегда идем навстречу. Но общаемся с посетителями только с индивидуальными средствами защиты. Моя супруга Лидия также работает со мной, у нас своего рода, малый семейный бизнес, но сейчас она сидит дома с тремя детьми, детсады не работают, со школьниками надо учиться на дистанционке.

Похожие новости